Про "он меня провоцирует"

Цитата из комментария в жж 

"Мелкие дети вообще смешные в плане дословного выполнения инструкций.Когда меня года в 2-3 мама собирала в садик, ее раздражало, что я не одеваюсь сама, и все приходится завязывать-нахлобучивать ей. Она мне говорила "подвигайся", в смысле -- потарапливайся, одевайся сама. А я начинала пританцовывать на месте. И чем сильнее она злилась, тем сильнее я приплясывала. Она до сих пор уверена, что я тогда над ней издевалась"

И вот это очень важная штука. Очень часто, когда родитель говорит "он меня провоцирует", он просто не понимает внутреннюю реальность ребенка. 
Ребенок - маленький и хрупкий, он не идиот, чтобы вызывать агрессию у крупных и довольно важных для своей жизни людей. 
Почему же так происходит:

1. Собственно, случай в начале поста: родитель просто не понимает внутреннюю реальность ребенка. Он дает слишком сложную задачу, не дает достаточно времени, не понимает, что нужно сейчас ребенку, не учитывает его особенностей восприятия (например, на маленьких детей бесполезно кричать "Успокойся!" - они пугаются крика взрослого и начинают плакать сильнее, также их почти бесполезно звать или требовать "выплюнь песок" - они не воспринимают команду, только физическое взаимодействие - подойти, взять за руку, прочистить рот) и интерпретирует его непонимание, замедление, слезы - как сопротивление, помеху, упрямство;

Все они чувствуют себя недостойными

Неважно, били ли они своих детей, когда те были маленькими, оставляли ли их на долгое время в одиночестве, совершали ли над ними сексуальный абьюз или обращались с ними, как с умственно отсталыми, навязчиво опекали или обвиняли во всех грехах, почти у всех взрослых детей токсичных родителей наблюдаются на удивление схожие симптомы: заниженная самооценка, которая толкает их на саморазрушительное поведение. Так или иначе, все они чувствуют себя недостойными, нелюбимыми и неадекватными.

Автор (источник): Сюзан Форвард "Токсичные родители"

Работа над отношениями

Очень важный пост.  Можно даже сказать,  что это пост о принятии для себя важных решений и усмирении своего ЭГО ради общего блага. Возьмем первый пример.

Все мы в паре ссоримся. Порой даже очень люто. Взвинчены до предела. Как обычно поступаем?

Ссоримся, потом обижаемся, продолжая считать себя правой, отворачиваемся в кровати и обиженно сопим. Утром просыпаемся  оба с недовольными лицами и так дня два.   И  при этом в глубине души понимаем, что если  в тот момент повернуться и сказать: «Ну извини, я была не права», то мы помиримся. До секса, может быть, и не дойдет, но главное помиримся, и на утро будет все нормально, все будет хорошо.

Даже будучи в бешенстве, нужно находить в себе силы сделать это, сделать несмотря ни на что. Это не вопрос раздраженности, это вопрос собственного отношения к своим отношениям. Если есть желание жить с этим партнером какое-то время, то надо поворачиваться, хочешь, не хочешь, но надо!

Если человек говорит: «Я сейчас раздражен или раздражена, как я могу подойти к любимому человеку. Мне успокоиться надо», — тогда вы не в паре. Если я раздражена,  для меня важно «Мы». А в «Мы» что важнее: раздражение или желание быть вместе? Как бы ни была я раздражена, если «Мы» мне дорого, то даже не я поворачиваюсь, а частица «Мы» поворачивается и делает первый шаг.

Пять заблуждений о любви

Известный семейный психолог Ирина Млодик  рассказала о традиционных заблуждениях о любви. Итак:

1.Любить – значит жертвовать

Традиционно кажется, что факт возможности пожертвования себя или чего-то ценного является доказательством любви.

Жертвуя собой ради любимого (партнера или ребенка) мы на самом деле:

Показываем ему собственную «неценность», учим его не ценить наши интересы, чувства, потребности;

Требуем или ожидаем такой же жертвы с его стороны в недалеком последствии;

Вместо того чтобы договариваться и уважать запросы друг друга, мы учимся мучаться, воспринимая жизнь и наши отношения как страдания (которые должны когда-нибудь закончиться, и желательно по-быстрее, или за которые должно когда-нибудь воздасться);

Утешаем собственную гордыню, возвышаясь в своем страдании и способности лишиться. Особенно если гордиться больше нечем, то нам захочется использовать именно этот способ избавления от собственной неуверенности;

Наивно думаем, что наш партнер или ребенок будет нам за это благодарен, хотя если жертва приносится регулярно, то вместо благодарности он будет виноват и зол, поскольку тяжело быть обязанным, ребенок вам все это вернет в своем подростковом возрасте, мужчина – намного раньше;

"Виноватые диалоги"

Как обходиться с чувством вины, если оно у нас возникает или его пытаются на нас «навесить»? Чувство вины может прекращаться тремя способами:

  • прощением (на нас не держат зла и понимают, что ошибки совершаем мы все),
  • возмещением ущерба (искуплением)
  • аннулированием вины ввиду отсутствия реального "преступления" или потерпевших (или же потерпевшие получили свои выгоды от переживаний виноватого).

То же самое можем делать и мы по отношению к тем, кто оказался виноват перед нами (то есть совершил нечто, за что ждет от нас наказания): простить, обозначить конкретные варианты возмещения ущерба, или указать на отсутствие «состава преступления».  А простое признание вины или самобичевание (наказать себя прежде, чем наказали тебя) результат имеют очень слабый.

Мама приезжает вместе с 12-летним сыном в гости к своим родителям в западной части России. С самого порога бабушка, обращаясь к внуку, начинает:

- Ну вот, почему вы к нам пять лет не приезжали? Мы и письма вам, подарки, и сами к вам заезжали, а вы только-только о нас вспомнили… Где же вы раньше были…

Внук все это слушает и ощущение вины свинцовой тяжестью начинает давить на грудь. Но в этот момент он что-то вспоминает, распрямляется и, глядя прямо в глаза бабушке, заявляет:

- Бабушка, а ты вообще рада меня здесь видеть?

- Как это? Конечно, - опешила бабушка, прекратив свои упреки.

Правило 75 процентов

Задайте себе один вопрос: как часто вы и ваш супруг отказываете друг другу или находите отговорки для того, чтобы не реагировать на желание секса со стороны партнера? В относительно счастливом браке партнеры соглашаются заняться сексом как минимум в 75 процентах случаев. Это позволяет людям отказываться, когда время действительно неподходящее, и делать это, не нанося обиды партнеру. Вступая в брак, вы хотите рассчитывать на партнера во всем: вы обеспечиваете финансовое благополучие друг друга, храните верность – и становитесь надежными и любящими сексуальными партнерами.

Автор (источник): Лоуренс Бирнба, Беверли Хаймен "Как понять, что настало время расстаться"

Секс – это такая же потребность

Секс – это такая же потребность, как желание есть или спать. В сложной ситуации вы можете долгое время обходиться без сна или голодать. То же самое относится и к сексу. Однако за отказ удовлетворять потребность партнера в сексе и любви приходится платить высокую цену.

Автор (источник): Лоуренс Бирнба, Беверли Хаймен "Как понять, что настало время расстаться"

Противоречивые сигналы и непоследовательность поведения родителей

Если отец, например, считает, что ребенку нужно наплакаться, чтобы потом спокойно заснуть, а мать не может этого выдержать, то счастливым супругам удается прийти к решению, которое удовлетворяет их обоих и оказывается приемлемым для малыша. В несчастливой же семье эта проблема почти наверняка станет источником конфликта, и каждый из родителей будет отстаивать свою точку зрения. Ребенок будет получать неясные и противоречащие друг другу сигналы. Иногда он будет поступать так, как хочет отец, иногда – как хочет мать. Противоречивые сигналы и непоследовательность поведения родителей путают малыша и учат его искусству манипуляции. Он думает: «Если я не могу добиться своего от матери, надо попробовать с отцом. Я не скажу ему, что мама уже сказала „нет“».

Автор (источник): Лоуренс Бирнба, Беверли Хаймен "Как понять, что настало время расстаться"

Счастливый брак

Счастливый брак – это надежное убежище от жизненных трудностей и для детей, и для взрослых. Гармоничные семейные отношения – подарок судьбы для каждого.

Автор (источник): Лоуренс Бирнба, Беверли Хаймен "Как понять, что настало время расстаться"

Детская скука

“Папа, мне скучно”, – жалуется мой шестилетний сын, заходя ко мне в кабинет. У меня дежавю. Я уже это слышал. По правде сказать, все мои дети в этом возрасте приходили ко мне с этим же заявлением: “Папа, мне скучно”. Раньше я думал, что они не знают, чем заняться, поэтому предлагал с дюжину вариантов. Это никогда не действовало. Уходя, дети казались неудовлетворенными моими предложениями. Я стряхивал возникший дискомфорт, вспоминая прочитанное в популярных журналах по психологии о том, что скука это полезно. Прошли годы, и двое моих старших детей, получивших домашнее образование, преодолели этот этап. Я никогда не слышу, чтобы они жаловались на скуку. Они, кажется, нашли неиссякаемый внутренний источник творческих способностей, заполняющий их нескончаемым любопытством. Да, они приходят в мой кабинет, но чаще чтобы задать вопросы вроде “Что такое черная дыра?” или “В чем отличие правительства от парламента?” или “Зачем в машине коробка передач?”

Изучив подход Ньюфелда, я нашел слова для многих вещей, которые знал интуитивно, и получил подтверждение тому, в чем не был полностью уверен. Но я никогда не понимал, что значит это “Папа, мне скучно”, пока не окончил дистанционные обучающие курсы Ньюфелда.

Вооруженный этим знанием, я даже обрадовался, когда мой шестилетка пришел ко мне в кабинет с заявлением  “Папа, мне скучно”. Я поймал его взгляд и спросил: “Правда скучно?” Он кивнул. Я похлопал себя по коленям и сказал: “Иди ко мне на колени”.